Все регионы
08:30 5 сентября 2019

Росатом строит в Сибири уникальную лабораторию на глубине 500 м

Она поможет решить проблему накопленных в стране радиоактивных отходов. ФОТО

Объект возводят вблизи закрытого города Железногорск Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

В Сибири вблизи закрытого города Железногорск (бывший Красноярск-26) началось строительство подземной лаборатории по изучению возможности размещения в скальном массиве радиоактивных отходов. Впоследствии на ее базе может быть создан пункт глубинного захоронения радиоактивных отходов — если будет доказана долговременная безопасность будущего хранилища, а госорганы «дадут» добро на его возведение. Корреспонденты «URA.RU» побывали на стройплощадке уникального объекта.

Так выглядит стройплощадка будущей подземной лаборатории Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

В России сотни миллионов кубометров радиоактивных отходов (РАО) по-прежнему хранятся в сооружениях, предназначенных лишь для временного хранения. Только недавно в стране задумались о том, что же делать с радиоактивным наследием советского прошлого, и начали строить объекты для финальной изоляции (захоронения) радиоактивных отходов, соответствующие самым современным мировым стандартным: на глубине, с использованием нескольких «барьеров защиты», которые гарантированно предотвратят возможный выход радиации наружу.

«URA.RU» рассказывало о запуске первого такого объекта — пункта приповерхностного захоронения радиоактивных отходов (ППЗРО) в Новоуральске Свердловской области. Он предназначен для финальной изоляции радиоактивных отходов 3 и 4 классов (низко активные и средне активные короткоживущие отходы — в основном, это загрязненная радионуклидами спецодежда и оборудование из цехов атомных предприятий).

Есть в стране и три действующих пункта для финальной изоляции радиоактивных отходов 5 класса (технологические жидкости ядерных производств) — они расположены вблизи Димитровграда, Северска и Железногорска и привязаны к производственной цепочке находящихся там предприятий — НИИ атомных реакторов, Сибирского химического и Горно-химического комбинатов.

Современных объектов для финальной изоляции РАО 1 и 2 классов (твердые высоко активные и средне активные долгоживущие отходы от переработки отработанного ядерного топлива или вывода из эксплуатации атомных реакторов) в России до сих пор нет.

Специально созданная в 2012 году организация — Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами — поставила цель построить такое хранилище. По закону об обращении с РАО особо опасные радиоактивные отходы (1 и 2 классов) должны захораниваться на глубине не менее 100 метров, но чем глубже, тем лучше. Например, в Венгрии и Германии есть хранилища на глубине 200-250 метров, а во Франции — подземная лаборатория на отметке минус 500 метров, в Японии — две действующие лаборатории, а в Бельгии уже 40 лет ведутся исследования на глубине 250 метров.

Используя мировой опыт, но двигаясь своим путем, в России решили создать сперва лабораторию, а лишь потом на ее базе (если исследования дадут положительный результат) — глубинное хранилище радиоактивных отходов. В течение 20 лет шел выбор места — в итоге выбрали Нижнеканский массив в 4,5 км от Енисея. «Этой скальной породе — 2,5 миллиарда лет, — рассказывает начальник отдела по связям с общественностью и СМИ Национального оператора Яна Маркина. — Объект будет уникальным» (ничего подобного в России пока нет, в мире такие объекты можно перечесть по пальцам). В декабре 2018 на площадке появились первые строители.

«Стройка века»

Чтобы попасть на стройплощадку будущей подземной лаборатории, надо преодолеть несколько кордонов охраны: КПП закрытого города Железногорск, контрольный пункт Горно-химического комбината (входит в «Росатом»), рядом с промзоной которого и возводится объект. Вокруг него в будущем тоже появится охраняемый периметр, но пока здесь вовсю хозяйничают строители. Склон горы площадью около 1 км? очищен от леса, идет строительство электроподстанции, к стройплощадке уже подведена линия электропередач длиной 37,2 километра — ее протянули от города Сосновоборск.

Замгендиректора по развитию НО РАО Виктор Красильников показывает схему будущей подземной лаборатории Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

«Мощность подстанции — 40 мегаватт: она могла бы обеспечивать электричеством весь Железногорск, — рассказывает директор Железногорского филиала НО РАО Николай Трохов. — Строительство энергокомплекса мы планируем закончить в первом квартале следующего года, а „воткнуть в розетку“ (поставить под напряжение) — к третьему кварталу 2020-го».

Столь мощное энергохозяйство нужно не только для будущей лаборатории, но и, в первую очередь, для шахтеров, которые должны появиться на объекте в следующем году: они будут бурить вертикальные скважины. Всего будет три «ствола». «Технологический предназначен для спуска радиоактивных отходов, а на этапе стройки — для подъема породы, — рассказывает заместитель генерального директора по развитию — научный руководитель НО РАО Виктор Красильников. — Вспомогательный нужен, чтобы опускать работников объекта в подземную часть. Третий ствол — вентиляционный».

Помимо вертикальных стволов, в подземной части будет и два «горизонта» — на отметках 450 и 525 метров. В будущем между ними будут бурить скважины, в которые и планируется закладывать радиоактивные отходы.

«Все выработки планируем закончить к концу 2024 года, 2025-й год — на приведение площадки в соответствие проекту и запуск всех наземных систем, которые будут обеспечивать работу подземной лаборатории. Ее мы собираемся сдать в 2026 году», — рассказал Николай Трохов.

Директор Железногорского филиала НО РАО Николай Трохов рассказывает об этапах строительства лаборатории Фото: Андрей Гусельников, «URA.RU»

После этого лаборатория заработает. Однако исследования ведутся уже сейчас и будут идти на всех этапах строительства. «Большая часть измерений пройдет под землей: будут проводиться геологические, геофизические, геохимические и другие исследования по 150 направлениям, — говорит Виктор Красильников. — Возглавляет работу ИБРАЭ (Институт безопасного развития атомной энергии) Российской академии наук». Задача — экспертов — доказать возможность и эффективность захоронения радиоактивных отходов на такой глубине».

Окончательный вердикт исследователи (как российские, так и зарубежные) вынесут лишь после 5-6 лет исследований. Для международной экспертизы пригласят экспертов, который входят в так называемый «кристаллический клуб» — из тех стран, которые намерены создавать такие же объекты в гранитных породах (существуют и другие варианты — размещать РАО в соляных и глиняных структурах, — прим. ред.). Впервые в России заседание «кристаллического клуба» состоялось в Красноярске в конце июня.

Строительство самого пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов (ПГЗРО) и размещение их под землей (в случае, если на это будет получено «добро») начнется в 30-х годах.

Как и на других объектах НО РАО, возможный выход радиации здесь будет блокироваться несколькими барьерами: металлические контейнеры, специальные чехлы. Пустоты, которые будут образовываться при закладке, будут заполняться бентонитовыми глинами, чтобы радионуклиды не смогли выйти на поверхность с водой. Но самым главным гарантом безопасности должен стать сам скальный массив, внутри которого строится объект.

Скала Нижнеканского массива уже доказала свою надежность: в ее недрах в течение 60 лет работали реакторы Горно-химического комбината, где нарабатывался оружейный плутоний Фото: Андрей Гусельников, «URA.RU»

Исторически его надежность уже доказана: в этой же горе в течение более 60 лет действовали цеха Горно-химического комбината: в его подземной части работали три атомных реактора, в которых нарабатывался оружейный плутоний (последний реактор был остановлен в 2012 году — прим. ред.). При этом уровень радиации в городе и на поверхности горы, по рассказам железногорцев, никогда не превышал нормы.

Среди наземных сооружений лаборатории будет создан демонстрационный исследовательский центр, где персонал будет отрабатывать все операции. В дальнейшем центр будет использоваться для демонстрации технологии гостям — представителям общественности, журналистам, коллегами из-за рубежа. О стоимости объекта представители НО РАО пока не говорят (ссылаясь на то, что проект находится на корректировке). Известна лишь его ориентировочная смета — порядка 30 млрд рублей. Создается объект за счет средств федерального бюджета по специальной целевой программе.

«С радиоактивными отходами надо что-то делать»

Население Железногорска, в непосредственной близости от которого возводится объект, в целом не возражает против такого соседства: жители закрытого города, где продолжает действовать ядерный комбинат, прекрасно понимают и всю серьезность радиационной опасности, и то, что радиоактивные отходы нуждаются в надежной изоляции. Национальный оператор успешно провел в городе несколько общественных слушаний, на которых получил поддержку жителей.

Медведь, разрывающий атом — символ Железногорска Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

«Мы — атомно-космический город (в городе есть еще предприятие, выпускающее спутники — прим. ред.), и за последние три года провели 13 общественных слушаний по разным проектам „Росатома“, — рассказал глава Железногорска Игорь Куксин. — Наши производственники выходят в открытое пространство, объясняют свою деятельность, технологии, рассказывают, как обеспечивается безопасность. Чем больше таких обсуждений, тем понятней позиция росатомовских предприятий». Последнее подобное мероприятие прошло 18 июля — в администрации Железногорска состоялся круглый стол, на котором выступили представители НО РАО, городской общественности, а также гости из Новоуральска.

Однако недовольные находятся всегда. «Есть в городе группа людей, самый активный среди них — мужчина, который утверждает, что кроты могут прогрызть скальный грунт и проникнуть в подземный объект, и якобы террористы могут этим воспользоваться», — рассказал один из сотрудников Национального оператора. Несмотря на то, что к таким выступлениям серьезные эксперты относятся с улыбкой, необходимость тесного взаимодействия с населением признают все — и власти, и представители Росатома.

«Самый острый вопрос — возведение самого подземного объекта: кто-то говорит, что здесь строится могильник, что он опасен, что сюда будут свозить радиоактивные отходы со всего мира.

Эта история тянется уже несколько лет, — говорит председатель международного общественного экологического объединения «Беллона» Александр Никитин. — Нам приходится постоянно разъяснять, что со всего мира никто сюда ничего не повезет, потому что есть закон, запрещающий ввоз радиоактивных отходов».

Руководитель международной экологической организации «Беллона», один из лучших в стране экспертов по радиации Александр Никитин Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

По его словам, политика открытости, которую ведет НО РАО, абсолютно верна, но работа с населением должна вестись постоянно. «Как только Национальный оператор на минутку „засыпает“, сразу начинается всплеск недовольства. Потом мы проводим какие-то мероприятия — круглые столы, общение с журналистами — все успокаиваются, потому что еще помнят те слова, которые были сказаны. Проходит время — опять начинаются вопросы», — говорит Никитин. — Я делю их на три категории: «Почему это у нас, а не в соседней деревне?» «Хотим контролировать!» и «Что мы за это будем иметь?»

Например, в Новоуральске, где есть и атомное производство, и накопленные радиоактивные отходы, никто не возражает против деятельности современного пункта изоляции РАО, но жители уже ставят вопросы о компенсациях для муниципалитета. «Мы предлагаем поправки в закон об обращении с радиоактивными отходами, чтобы появился механизм финансовой поддержки территорий, на которых РАО уже размещены либо планируется их размещать», — рассказала Елена Стрельцова, депутат Новоуральской городской думы.

По ее словам, депутаты Новоуральска уже обратились в Заксобрание Свердловской области и к депутатам Госдумы от региона с тем, чтобы эта инициатива дошла до российского парламента. Копии обращений Стрельцова передала депутатам Железногорска и Красноярска, попросив поддержать инициативу. «Вы не обидитесь, если мы вас опередим и подадим [документы в Госдуму] первыми?» — спросил в ответ Александр Симановский, председатель комитета по природным ресурсам и экологии Заксобрания Красноярского края.

Но главный из вопросов, который задают жители территорий, где размещаются объекты НО РАО — «Почему у нас?» Ответ на него прост: хранилища радиоактивных отходов (и по закону, и исходя из здравого смысла) должны быть максимально приближены к тем местам, где образуются РАО. «В Красноярском крае радиоактивные отходы хранятся сейчас на поверхности. Наша задача — обеспечить им надежное хранение на весь период их радиоактивности», — замечает директор Железногорского филиала НО РАО.

По его словам, решение о строительстве подземной лаборатории и, впоследствии, возможно, пункта глубинного захоронения — не просто нужный, а пока единственно правильный вариант. «Объект нужен и для города, и для страны, — говорит мэр Железногорска Куксин. — Здесь работает гигант атомной промышленности, есть вред, накопленный еще с советских времен, и с этим надо что-то делать».

Смотрите фоторепортаж со строительной площадки подземной исследовательской лаборатории

Стройка подземной лаборатории идет полным ходом Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Для этого пришлось очистить от леса склон горы площадью около 1 км?. Но все это будет компенсировано Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Заместитель генерального директора по развитию — научный руководитель НО РАО Виктор Красильников Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Линия электропередач длиной 37 километров уже подведена, идет возведение электроподстанции Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Директор Железногорского филиала НО РАО Николай Трохов Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Техника сконцентрирована в местах, где будут буриться вертикальные стволы Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Наземные работы планируется завершить за пять лет, после чего уйти под землю Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Круглый стол в Железногорске по теме строительства подземной лаборатории Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Ведущие круглого стола — начальник отдела по связям с общественностью и СМИ Национального оператора по обращению с РАО Яна Маркина и председатель комитета по природным ресурсам и экологии Заксобрания Красноярского края Александр Симановский Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Керн (образец скалы) из Нижнеканского массива. Эта скала уже доказала, что умеет удерживать радиацию Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Мэр Железногорска Игорь Куксин Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
Депутат и журналист из Новоуральска Елена Стрельцова обменивается опытом с коллегами Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Смотрите фильм, как устроены хранилища ОЯТ и РАО в разных странах

Главные новости

Загрузка...
Перейти на основной сайт