Все регионы
06:38 7 ноября 2019

Расстрел солдат в Забайкалье — сигнал к реформе службы в армии

И не так важно, что это было — состояние аффекта или хладнокровное убийство

Военные эксперты считают, что заявить об угрозе изнасилования Шамсутдинову подсказали юристы Фото: Алексей Ярославцев © URA.RU

Тюменский солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов расстрелял восемь сослуживцев из-за боязни быть изнасилованным сослуживцами. Так утверждает он сам, хотя в эту версию верят далеко не все. Военные эксперты уверены, что произошедшее — спланированная расправа, в то время как психологи делать такие однозначные выводы не готовы. При этом почти все опрошенные «URA.RU» эксперты заявляют, что убийство восьми человек — очевидный сигнал для глобальной внутренней реформы службы в армии.

20-летний уроженец Тюменской области, рядовой Рамиль Шамсутдинов, напомним, открыл стрельбу по сослуживцам из табельного оружия 25 октября в воинской части в поселке Горный Читинского района. Восемь человек были убиты, еще двое — тяжело ранены.

В качестве официальной причины в Минобороны назвали нервный срыв Шамсутдинова. Однако в эту версию не поверили ни его близкие, ни знакомые, ни земляки тюменца.

Позже в СМИ стала появляться информация, что над Рамилем могли издеваться сослуживцы. При этом сам молодой человек на протяжении почти двух недель ничего об этом не говорил, а 6 ноября, по данным telegram-канала Baza, заявил, что расстрелял сослуживцев из-за угрозы быть изнасилованным. В Минобороны РФ, в свою очередь, эту информацию назвали «абсолютной ложью и информационным вбросом». И так, к слову, считают не только в ведомстве.

«Заявление Шамсутдинова о якобы боязни изнасилования — это очевидная подсказка адвокатов. Такое заявление, сделанное спустя две недели после учиненного им расстрела — попытка выкрутиться, уйти от ответственности. Никто не мешал ему озвучить эту версию сразу после совершения преступления», — уверен председатель президиума организации «Офицеры России» Сергей Липовой.

Военный эксперт и полковник Михаил Тимошенко, в свою очередь, не верит в спонтанность действий солдата-срочника, учитывая жуткие детали событий того вечера. «Считаю, что это планировалось заранее. Если ты положил несколько человек, а потом пошел добивать остальных, то это холодный расчет. Это не похоже на сведение счетов», — рассказал в беседе с «URA.RU» офицер.

Такого мнения придерживаются не все, и люди, профессионально разбирающиеся в человеческой психике, все же не исключают некого состояния аффекта. «С моей точки зрения, мы имеем спровоцированный ситуацией тяжелейший аффект. В таком состоянии сознание уходит, а человек просто не ведает, что творит», — считает заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ Александр Асмолов. При этом собеседник агентства воздержался от однозначных выводов, подчеркнув, что для постановки диагноза нужна тщательная судебно-психологическая экспертиза.

Несмотря на противоречивость мнений и нехватку официальных фактов, почти все опрошенные агентством эксперты считают, что расстрел в воинской части обнажил серьезные системные проблемы в армии. В частности, так думает полковник Тимошенко, знакомый с психологическим портретом Рамиля. По его мнению, одной из причин трагедии стал недосмотр со стороны военкомата.

«Ему же поставили вторую категорию, а значит у психолога были сомнения. Но на военкомат давит план по количеству призывников, а по остальным параметрам Рамиль отлично проходил», — считает эксперт.

Член президиума организации «Офицеры России» Александр Яневский говорит, что ответственность за произошедшее отчасти лежит и на офицерах, которые отправили солдата на боевое дежурство. «Эта огромная ошибка командиров, которые назначили Шамсутдинова в караул. Если они знали о том, что он затаил какую-то злобу, то его ни в коем случае нельзя было туда ставить. Есть определенные вопросы и к офицеру, отвечающему за воспитательную работу. Он явно не досмотрел», — сказал собеседник агентства.

Предотвратить в будущем повторение подобных ЧП поможет пересмотр подхода работы офицеров со срочниками, поскольку отследить некоторые особенности человека на уровне военкомата невозможно.

«Определить, как поведет себя человек в тех или иных стрессовых ситуациях довольно сложно. Даже используя хорошие качественные тесты, очень сложно предполагать, как солдат поступит в той или иной ситуации. Ведь человек, отвечая на вопросы, сам не знает точных ответов, поскольку никогда такой стресс не испытывал», — объясняет врач-психотерапевт высшей категории Александр Федорович.

С этим согласился и Яневский, который также выступил за ужесточение контроля за назначением людей, выходящих в караул. По его словам, командиры должны отслеживать взаимоотношения солдат и на основании этого формировать состав бойцов, который выйдут в наряд: «Необходимо сделать так, чтобы в одном составе не могли оказаться военнослужащие, которые испытывают друг к другу неприязнь».

Психологи считают, что ситуацию мог бы изменить «тестовый» месяц для недавно призванных бойцов. «Это мог бы быть период, во время которого специально обученные люди, командиры и психологи могли бы оценивать, насколько солдат готов к тем или иным армейским тяготам. Полностью проблему это не решит, но позволит „отсечь“ еще одну группу риска», — считает психотерапевт Федорович.

Еще одной темой, над которой надо работать, эксперты считают правильное обучение офицерского состава, представители которого должны глубже изучать психологию, чтобы понимать состояние бойца и отслеживать атмосферу в коллективе.

При этом и психологи, и военные сходятся во мнении, что ситуация с Рамилем Шамсутдиновым повлечет за собой только дополнительные проверки. Однако глобальных изменений в армейской системе в ближайшее время ждать не стоит.

Главные новости

Загрузка...
Перейти на основной сайт