Все регионы
13:03 27 ноября 2019

Что стоит за новым движением по спасению улиц Екатеринбурга

Единственный городской активист, не проявивший себя в борьбе за сквер, идет в политику

Владимир Злоказов (слева) запомнился жителям Екатеринбурга как автор транспортной реформы и защитник парка Зеленая роща Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

В Екатеринбурге заявляет о себе новый общественный лидер. Архитектор Владимир Злоказов — соавтор несостоявшейся в Екатеринбурге транспортной реформы, объявил о создании движения «Живые улицы». Проект будет заниматься городскими проблемами, его цель — изменить Генплан города. Злоказов не скрывает, что через несколько лет он готов показать себя на выборах в городскую думу или Заксобрание.

— Несколько дней назад вы объявили о создании движения «Живые улицы». Почему анонсировали его сейчас, а не после протестов в сквере, когда тема благоустройства и городских пространств была, наверное, на пике популярности?

Логотип движения «Живые улицы» Фото: страница Владимира Злоказова в Facebook

— События в сквере не были моим основным фокусом, я не особо в этом участвовал — был там всего один раз за время протестов. То, что я делаю с «Живыми улицами», прежде всего связано с транспортом и сопряженным с ним благоустройством. Я хотел создать инициативную группу до завершения обсуждения генплана (документа, который определяет план развития города на много лет вперед — прим. ред.), то есть до 27 декабря. Нужно, чтобы за хорошими идеями была реальная общественная поддержка.

— Одна из тем, в которой будет работать ваше движение, — благоустройство. Как «Живые улицы» могут решать проблемы в этой сфере — например, предотвратить повторение ситуации со срывом благоустройства в Екатеринбурге при укладке плитки?

— В случае с плиткой мало что можно сделать именно с точки зрения общественного движения. Можно, конечно, следить за тем, как проходят закупки, как администрация выбирает подрядчиков, но в любом случае это не моя сильная сторона. Я все-таки специализируюсь на планировании инфраструктуры общественного транспорта, пешеходной и велосипедной инфраструктуры, а также на интеграции этой инфраструктуры в городскую среду. Вообще, для решения проблем методов не так уж много доступных — это общение с администрацией через формальную переписку, участие в проводимых администрацией общественных обсуждениях через интернет. Возможна также работа с депутатами: сейчас гордума усилила свои позиции, может влиять на хозяйственную деятельность, и я думаю, что наши идеи мы будем доносить и до депутатов.

Изменение генплана — одна из целей «Живых улиц» Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

— Какие проблемы сегодня, на ваш взгляд, являются наиболее актуальными для города?

— Много проблем. Проект, который мы активно обсуждаем — генплан. Это важно потому, что формулирует некое видение того, как город должен развиваться на много лет вперед. В следующем году будет проектирование реконструкции всей улицы Малышева — от Крауля до Высоцкого. И есть определенное видение, как организовать общественный транспорт, велосипедные дорожки, пешеходную среду, и думаю, что мы будем это видение доводить до какого-то презентационного вида, чтобы представить его мэрии и городскому сообществу.

Новый генплан с точки зрения нашей повестки — транспорта — гораздо лучше, чем предыдущий. Четко обозначен приоритет общественного транспорта, предыдущий [генплан] пытался приспособить город под автомобили. Второй момент — в Генплан впервые вошли планы развития пешеходной и велосипедной инфраструктуры. Но есть и недостатки: планы по развитию трамвайной системы, троллейбусного и автобусного движения, на мой взгляд, недостаточны и нуждаются дополнении. В частности, развитие трамвайной системы прописано слишком неамбициозно — километраж новых линий явно не отвечает темпам развития города. Также [от нас] будут предложения по велосипедной инфраструктуре, но о них пока рано говорить конкретно.

Лидер «Живых улиц» готов предложить свое видение работы общественного транспорта Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

— Сколько человек уже присоединились к вашему движению, есть ли среди них известные люди?

— По именам не могу людей перечислять, потому что они не давали мне согласия на разглашение персональных данных. Но могу сказать, что в группе сейчас около 30 человек.

— По вашему мнению, этого достаточно, чтобы влиять на повестку и решение проблем?

— Сложно измерять конкретными цифрами. Думаю, что группа будет расти по мере того, как будут продвигаться общественные проекты и идеи. Нет конкретной цифры, к которой нужно прийти. К тому же большой группе сложно договориться, принять совместные решения.

— У «Живых улиц» уже есть какое-то финансирование?

— Инициативная группа граждан — это очень неформальное объединение, оно не требует регистрации, административных расходов, в этом смысле оно имеет нулевой бюджет. Что касается моей личной деятельности, когда я что-то делаю на общественных началах, она до некоторой степени оплачивается. В конце августа я запустил краудфандинг проекта «Живые улицы» через платформу Patreon. Сейчас у проекта 59 патронов, совокупные месячные пожертвования составляют 320 долларов. Это немного — пока это скорее такая успокоительная сумма. Но постепенно люди присоединяются, финансирование возрастает. В какой-то момент можно будет привлекать дополнительных специалистов, кроме меня самого.

— А какую сумму вы считали бы достаточной?

— В моей ситуации нужно чтобы финансирование было порядка 600 долларов в месяц. Это некая точка, от которой все это становится более-менее устойчиво с финансовой точки зрения.

— Некоторых активных урбанистов Екатеринбурга финансирует компания «Атомстройкомплекс» (АСК). Вы связаны с крупным городским бизнесом?

Общественник хочет наладить тесную работу с гордумой Екатеринбурга Фото: Марина Молдавская © URA.RU

— На данный момент никак не связан. Поскольку я занимаюсь архитектурной деятельностью (Владимир Злоказов — совладелец компании Latoon — прим. ред.), я делал некие коммерческие проекты для АСК, но это было достаточно давно. Они [«Атомстройкомплекс»] довольно активно строят в городе и создают много интересных проектов, поэтому логично, что эти деньги как-то доходят до людей, которые чем-то занимаются в городе.

— Лидер другого городского общественного движения — «Парки и скверы» — Анна Балтина в середине лета считалась едва ли не лицом политического протеста. А у вас есть политические планы? Вы планируете сотрудничать с партиями, выдвигаться кандидатами в заксобрание или гордуму?

— Мы планируем по крайней мере высылать копии наших материалов депутатам, и посмотрим, если с кем-то из них наладится взаимодействие, то почему бы и не поучаствовать в выборах. Но пока не могу говорить, что точно буду баллотироваться в городскую думу или областной парламент. А что касается работы с конкретными политическими партиями… Городская дума — это дума отдельных депутатов, к каким партиям они бы ни относились. Поэтому, скорее всего, мы будем работать с конкретными депутатами.

— Для вас Александр Высокинский — до сих пор мэр надежды? Ему следует дать время или он себя уже показал?

— Я бы не называл его мэром надежды просто потому, что у меня не было каких-то особых надежд на его мэрство. Скорее всего он более-менее оправдывает все ожидания, которые у меня были, в том плане, что у меня не было особенных хороших ожиданий. В целом у меня нет ощущения, что он силен в транспортной теме, и у меня нет впечатления, что у его команды есть видение, что делать с транспортом. Вообще я выступаю за прямые выборы мэра (Высокинский был избран гордумой в сентябре 2018-го — прим. ред.) — это более эффективная конструкция, на мой взгляд.

Ранее Злоказов спорил с городскими властями по поводу благоустройства парка Зеленая роща Фото: Наталья Чернохатова © URA.RU

— Вы — один из авторов транспортной реформы, которая после возмущения горожан в 2018 году так и не была реализована. Почему власть должна прислушиваться к вашим предложениям сейчас?

— В принципе, власть сегодня не обязана никого слушать, независимо от компетенций, и она более-менее так и делает. Единственное, что относительно работает — это общественное мнение и общественный запрос. Именно поэтому я переключился в полной мере с попыток убедить в чем-либо чиновников на работу в интересах городского сообщества и при поддержке горожан.

— По вашей оценке, по какой причине тогда, два с половиной года назад, с транспортной реформой не вышло?

Транспортная реформа в Екатеринбурге намечена на 2020 год Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

— Главная проблема любой реформы — «продать» ее обществу. Никому не хочется изменений — это всегда неудобства и какие-то непредвиденные проблемы. Но если убедить людей, что за этими неудобствами стоит улучшение качества их жизни, то реформу можно делать. В 2016 году мы сделали сознательные шаги к тому, чтобы убедить стейкхолдеров (заинтересованные стороны — прим. ред.) в правильности реформы: чиновники сами, а не эксперты, участвовали в выработке решений, также мы сделали прозрачными все траты проекта. В принципе это сработало, но, к сожалению, мы не убедили губернатора (а тогда отношения города и области были неважные) и не смогли достучаться до более широких слоев городского сообщества.

— У вас нет опасения, что негативный шлейф от той реформы может мешать вашему новому движению?

— Нет. Тогда наша команда сделала большую и полезную работу, пригласив и организовав совместную с мэрией работу одного из лучших экспертов по планированию общественного транспорта. У этой работы осталось хорошее наследие, которое может быть использовано администрацией.

Главные новости

Загрузка...
Перейти на основной сайт