Все регионы
15:54 15 марта 2020

Как защититься от травли в интернете

Ответы на шесть вопросов о кибербуллинге, которые стоят перед каждым

У 54% детей в России в возрасте 4-6 лет уже есть свой смартфон, а к 11-14 годам этот показатель взлетает до 97% Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

В России набирает обороты опасное явление — кибербуллинг. Тревогу бьют психологи, IT-эксперты и даже мегакорпорации. Число россиян, испытавших на себе травлю в интернете, выросло почти до 80% — максимальное значение за последние четыре года. URA.RU разбиралось в масштабе проблемы, способах защиты и возможностях дать сдачи.

Как происходит травля

Самым частым проявлением травли являются оскорбительные комментарии Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Кибербуллинг (от англ. bullying — травля) — это целенаправленный и повторяющийся вред, который человеку наносят с использованием компьютеров, смартфонов и других гаджетов, гласит научное определение. Проще говоря, это агрессивное преследование кого-то при неравном соотношении сил между преследователями и жертвой. Чаще всего буллинг в интернете сводится к аутингу (публикация персональных данных без согласия человека), троллингу (издевательства), грумингу (соблазнение несовершеннолетних через интернет с последующим шантажом), созданию поддельных профилей, где представлена ложная информация о человеке, и сталкингу (преследования, которые затем переходят в реальную жизнь).

Самыми распространенным опытом кибербуллинга в Рунете на сегодня являются грубые комментарии (24%), оскорбительные картинки (16%), угрозы (11%), выдача себя за другого (10%) и оскорбительное видео (9%),

свидетельствует исследование, проведенное специалистами РАНХиГС, НИЭ ВШЭ и Современной гуманитарной академии.

Кибербуллинг характеризуется тем, что всегда направлен на конкретную жертву и обязательно имеет свидетелей, рассказала агентству один из авторов исследования, детский психолог Александра Бочавер. По ее словам, в случае кибербуллинга «обязательно есть или читатели, или тот, кто это просматривает, ставит лайки или комментирует». Особняком среди способов интернет-травли стоит груминг. «Часто бывает, что подростки отправляют свои интимные фотографии кому-то, а этот человек оказывается злоумышленником и начинает распространять подобный контент», — отмечает психолог.

Какова ситуация в России

Буллинг всегда направлен на конкретную жертву. Действия публичны Фото: Александр Кулаковский © URA.RU

В минувшем году подверженность россиян онлайн-рискам выросла до 79% (годом ранее — 72%), свидетельствует исследование Microsoft «Индекс цифровой культуры 2019». При этом ситуация с кибербуллингом в России оказывается тревожнее, чем в среднем в мире, где, по данным исследования, подверженность рискам в интернете составляет 70%.

Среди подростковой аудитории (13-17 лет) процент переживших травлю в Сети — 73%. Больше половины подростков (71%), подвергшихся нападкам в интернете, боятся их повторения. Из испытавших на себе кибербуллинг лишь половина (51%) обратились за помощью к родителям.

Стремительное распространение буллинга в России можно объяснить тем, что новые технологии дают дополнительные возможности по выражению негатива, считает Илья Костунов, советник зампреда Госдумы. Исследования показывают, что первое мобильное устройство родители дают ребенку чаще всего уже в три года. У 54% детей в России в возрасте 4-6 лет уже есть свой смартфон или планшет, а к 11-14 годам этот показатель взлетает до 97%.

Последствия кибербуллинга для детей

Дети с трудом переносят травмы, нанесенные в интернете Фото: Анна Майорова © URA.RU

Несмотря на то, что кибербуллинг происходит в цифровом мире, его последствия проявляются в физической реальности. Согласно исследованию «Лаборатории Касперского», лишь 5% родителей, чьи дети подверглись травле, не увидели ее последствий. У остальных детей это вызывает сильный стресс (55%), снижение самооценки (45%), ухудшение успеваемости (40%), депрессию (40%), снижение социальной активности (35%) и бессонницу (20%).

«Комментарий останется в Сети надолго, и не всегда есть возможность его удалить. Это длящееся заявление, у которого есть психические последствия, самое катастрофическое из которого — добровольный уход ребенка из жизни»,

— рассказал Илья Костунов, отметив, что несколько лет жизни посвятил изучению кибербуллинга и борьбе с ним.

Еще одним негативным последствием кибербуллинга является то, что он нередко переходит в оффлайн-буллинг, считает Александра Бочавер. По ее словам, особенно часто подобные переходы происходят внутри класса или школьного сообщества. «В двух из трех случаев [кибербуллинга] люди оказываются знакомыми в оффлайне. На самом деле онлайн — это продолжение оффлайна. Между ними нет границ. Если ты оскорбляешь человека в интернете, то ты оскорбляешь его в реальной жизни», — считает Сергей Гребенников, директор РОЦИТ (организация, объединяющая активных интернет-пользователей России).

Взрослые страдают даже больше

В Сети нужно строго соблюдать культуру общения Фото: Наталья Чернохатова © URA.RU

Доля столкнувшихся с травлей в Сети среди взрослых даже выше, чем среди детей. Так, в Рунете больше всего (88%) рискам столкнуться с кибербуллингом подвержены миллениалы (возраст от 18 до 34 лет). Причем мужчины сталкиваются с агрессией в интернете чаще, чем женщины (52% против 44%). Как правило, женщин чаще травят за внешность, а мужчин — за жизненные неудачи, свидетельствуют данные исследования Mail.ru Group.

Главные поводы для онлайн-агрессии среди взрослых — сексуальная ориентация, несоответствие стандартам красоты, активность в интернете, нетипичное поведение и финансовое положение. Жертвами буллинга часто становятся блогеры или просто пользователи, у которых много подписчиков. Аналитики интернет-компании пришли к выводу, что агрессоры чаще всего испытывают зависть от того, что их жизнь не такая, как у популярных в Сети людей. Кроме того, некоторых «буллят» из-за личных счетов: люди обижаются, когда им не отвечают в комментариях.

Не нужно стесняться обращений в органы Фото: Анна Майорова © URA.RU

Взрослыми агрессия в интернете не воспринимается как повод просить помощи: большинство жертв предпочитают справляться с проблемой самостоятельно. Специалисты советуют взрослым, также как и детям, в случае кибербуллинга сразу жаловаться в администрацию тех ресурсов, на которых происходит травля — там обязаны отреагировать. Во многих соцсетях есть приватный режим, который позволит запретить обидчикам активность на вашей странице. Важно, уверены эксперты, никогда не отвечать на буллинг и не вступать в полемику (золотое правило: «не корми тролля»). О проблеме также нужно обязательно кому-либо рассказать — это могут быть друзья или родственники.

Как защитить ребенка от опасности и дать сдачи

Важно, чтобы ребенку было к кому обратиться в случае, если его травят в Сети Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

Чтобы минимизировать риск травли в интернете, нельзя позволять подростку публиковать личную информацию о себе в открытом доступе. Также следует внимательно относиться к той аудитории, которая читает или смотрит его аккаунты в соцсетях. Важно, чтобы ребенку было к кому обратиться в случае, если его травят в Сети. «Должна быть возможность хоть кому-то рассказать, чтобы человек не остался один: родителям, учителю или тренеру», — считает Александра Бочавер.

Москвичка Наталья Цымбаленко приобрела известность в Рунете после того, как смогла самостоятельно остановить нападки одноклассников на своего сына. На основе личного опыта и консультаций с юристами она составила методичку «Как остановить травлю ребенка».

Если подростка начинают травить в соцсетях, то родителям необходимо сразу начать собирать доказательную базу: делать скриншоты оскорблений, изучать аккаунты зачинщиков травли, записывать голосовые сообщения. С этими доказательствами следует идти к юристам и в школу.

Также необходимо обратиться к психологу, который сделает экспертное заключение о состоянии ребенка.

От буллинга может спасти запрет анонимности Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Если школа не помогает остановить травлю, то Наталья Цымбаленко советует обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних и написать жалобы в госучреждения: департамент образования, прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка в вашем регионе. Также можно собрать чеки, подтверждающие траты на психолога, медикаменты, юриста, оценить нанесенный моральный вред и с этими документами обращаться в суд.

Однако зачастую родители оскорбленных подростков действуют совсем не так. «Типичная реакция в случае киберунижения — забрать телефон и сказать „выйди из этих групп“. Но это неэффективно. Родители считают, что если зажмурить глаза, то проблема исчезнет сама», — считает Илья Костунов. Родители или сам ребенок всегда могут пожаловаться на агрессию в Сети, и обидчика заблокируют, напоминает Сергей Гребенников. По его словам, соцсети идут на встречу пользователю, и развивают свои сервисы для отслеживания оскорбительного контента.

Как школы и государство борются с проблемой

На школах, где дети проводят много времени — большая ответственность Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

Специалисты выделяют два уровня борьбы с проблемой — культурный и технический. Культурный уровень противодействия кибербуллингу заключается в том, необходимо с самого раннего возраста при воспитании детей учитывать новые киберугрозы. «Борьба с кибербуллингом, сложнее, чем, например, научить противостоять мошенничеству в Сети — это не только технический вопрос, это культура общения», — считает Сергей Гребенников.

Однако учителя из-за отсутствия технических знаний не способны подготовить детей к подобным угрозам, потому что киберпространство для педагогов во многом недоступно, считает Илья Костунов:

«У учителей нет профессионального навыка мониторить активность детей в интернете. Базовые знания должны быть у всех учителей и у всех воспитателей. Сегодня в образовательном стандарте подготовки педагогов нет достаточно внимания этой теме», — констатирует эксперт.
Фото: Александр Кулаковский © URA.RU

Впрочем, как считает Александра Бочавер, школы не только не могут, но и не должны мониторить аккаунты учеников. По словам психолога, задача учителей состоит в том, чтобы своевременно реагировать на сообщения о кибербуллинге, если они поступают. В российских школах периодически проводятся уроки цифровой грамотности, но систематически этим никто не занимается. По словам психолога, сегодня такую работу зачастую выполняют преподаватели информатики или приглашенные со стороны специалисты.

Сергей Гребенников, который как раз занимается организаций и проведением подобных занятиях в школах, отмечает, что государство «только пытается встать на рельсы цифровой грамотности». «То, что мы делаем самостоятельно — это капля в море. Государство должно понять необходимость обучать людей и говорить об этой проблеме. Пока это не будет замечено на уровне государства, мы не сможем добиться позитивной динамики», — считает эксперт.

Власти пока только пытаются «встать на рельсы цифровой грамотности» Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Государство, к примеру, способно на законодательном уровне запретить анонимность оставления комментариев в интернете, считает Илья Костунов. По его словам, потребление контента в Сети может быть анонимным, а размещение информации — нет.

Главные новости

Загрузка...
Перейти на основной сайт